Наталья бехтина от первого лица почему нет передачи?

11 ответов на вопрос “Наталья бехтина от первого лица почему нет передачи?”

  1. _Kurt Ответить

    А сейчас очень интересное поколение 16-19-летних, это совсем другие люди. Вырастут из них новые русские? Я думаю, что они даже этого термина не узнают, когда станут 25-35-летними, это будет для них история какая-то. Растет очень интересное поколение. Когда-то Борис Гребенщиков изобрел замечательный термин, один из немногих, который для меня существует основополагающим. Существует вертикальное поколение. Не горизонтальное по-возрасту, а вертикальное. Например, 17-летнему ближе 90-летний старец почтенный и 3-летний мальчик или девочка, чем свои ровесники. Так что общество переформировывается. Поэтому, чего я не понял, честно говоря, в письме, это понятие радио, которое учит то ли Маугли, то ли воспитывает людей 21 века. Сейчас есть радио (если бы было множественное число у этого слова, его нет, к сожалению), сейчас есть возможность выбора того, что тебе предлагают. И еще — идти на поводу у слушателя. Мне кажется, что, в конце концов, мы можем жаловаться на свою публику, жаловаться, что, к сожалению, это или пожилые или слишком молодые люди наступают, но мы им предлагаем то, что мы любим, и в том ракурсе, который нам приятен. И когда мы слушали под подушкой «Радио Свободу», нам предлагали то, что считали нужным нам рассказать, лишенным огромнейшего пласта информации. То, чего мы были лишены. И не очень думали: нужно нам это или не нужно, будет слушать дядя Вася, Иван Иванович или профессор Абрам Семенович. Думали, что это нужно. Вот мне кажется, что большинство из нас, те, кто профессионально относится к своему делу, тоже считают, что это нужно нам, мы не можем не сказать именно так.
    Инна Светлова: Смею заверить вас, с моим почти неполным 30-летним опытом «Радио Свобода», мы и сегодня делаем то, что нужно, что мы считаем нужным, и потому ценит наш слушатель нас так давно и так долго. И у нас есть преемственность наших слушателей, и у меня есть слушатели, которые уже во втором поколении пишут и слушают. И я уверена, что наша задача, которую мы выполняли тогда, когда вы (да и я сама) слушали «Радио Свобода» под подушкой, мы выполняем ее сегодня. У нас сместились несколько акценты, может быть, сместились несколько задачи, но, самое главное — мы делаем все то же самое, то, что мы считаем нужным. Но мы заговорили о молодежи, о молодом поколении. Чуть ранее Наталья Бехтина сказала, что, к сожалению, молодежь ее не слушает. Вы же, Сергей Бунтман, сказали, что новое поколение очень интересное, 16-17-летние интересные люди растут. Андрей Баршев, у вас в музыкальной программе, кто ваш слушатель? Скорее всего это и есть эта молодежь, которой не хватает, скажем, Наталье Бехтиной?
    Андрей Баршев: Совсем не обязательно. Вы спрашивали, изменился ли слушатель? Конечно, но и радио тоже изменилось. Раньше радио для всех было вроде как в Кремле. И сейчас, когда человек слышит свой голос по радио, поздравляет свою маму с 70-летием, это нужно чувствовать, что испытывает в этот момент пожилой человек. Поэтому говорить о том, что, допустим, воспоминания могут быть только у пожилых людей, я с этим бы не согласился. Вот мы назвали себя «Радио Ностальжи», но ведь ностальгия не имеет возраста. Для кого-то это вчерашний школьный бал, а для кого-то, наоборот, очень давняя первая любовь, первая работа, студенческие посиделки, разговоры на кухне и так далее. Поэтому мы в наших музыкальных программах стараемся именно помочь человеку еще раз пережить те самые лучшие мгновения своей жизни, которые сопровождала та или иная мелодия. Это не просто подбор музыкальных вещей, скажем, для танцев – быстро, для ночных посиделок – медленно. Нет, мы стараемся вообще стать семейным радио, и во многих случаях это удается. Вы говорили, что у вас есть письма уже от двух поколений, а мне, например, бывает очень приятно, когда звонит совсем молодой человек и говорит: хочу обрадовать маму, есть ли у вас в фонотеке такая-то вещь, под которую когда-то мама познакомилась с папой? Или что-то в этом роде. Поэтому я думаю, что новая молодежь — просто замечательная. Тут Сергей говорил по поводу новых русских и бандитских группировок. Я бы, кстати, членов бандитских группировок не записывал в новые русские. Это давно известно, и они всегда будут. А что касается новых русских – действительно, замечательные люди, и слушают не только в машине, и даже у себя на фирме слушают, иногда ущерб делу, это я знаю точно по звонкам.
    Инна Светлова: Дмитрий Волчек, мне все-таки хочется продолжить разговор о наших будущих слушателях, о молодежи, которую, как мы с вами знаем по нашему опыту, нелегко привлечь в слушатели. Чего ждет молодежь? Что можем, что должны мы, радио, ей сегодня предложить? Только ли музыку или, может быть, как-то привлечь ее? Что мы должны сделать?
    Дмитрий Волчек: Я так давно уже думал о том, какую бы сделать молодежную программу, что успел за это время состариться. Вы знаете, действительно, я разделяю чувства и Сергея, и Андрея, я очень люблю это поколение 16-17-летних, с восторгом, даже каким-то трепетом отношусь к нему, с огромным интересом читаю их журналы («Ом», «Птюч» и многие другие), слежу за этой культурой. И честно скажу: они как-то даже настолько лучше нас, свободнее, интереснее, что иногда теряешься — чему я могу их научить. Они меня должны учить этой свободе, которую я достигал очень большим трудом сам для себя, и которую они так легко получили. Это я без зависти говорю, хотя, может быть, и с какой-то завистью. Я думаю, конечно, в первую очередь – музыка. И все радиостанции, которые сейчас для молодежи существуют, и те радиостанции, которые я слушаю, когда приезжаю в Россию, «Радио Maximum», например, конечно, это, в первую очередь, музыка. Ясно, что молодежь не выносит дидактизма, занудства. Конечно, если новости, то это должны быть очень короткие новости, они не должны быть исключительно сухо политическими. Вот какие-то такие общие рассуждения. Но, честно говоря, я еще раз повторю, я теряюсь перед этим поколением — оно настолько свободнее, и настолько шире, в общем смысле, их взгляды, что иной раз кажется, что кто-то другой должен для них работать, не я, по крайней мере.
    Инна Светлова: Митя, но если это так, то не обеднеем ли мы это молодое поколение, идя у них на поводу? Они хотят слушать музыку? Слушайте музыку. Не хотите новости? Не надо, пусть будут телеграфным текстом. Но, может быть, правы наши слушатели — таким образом, действительно, вырастут только радио-Маугли. Может быть как-то не заставить, но наставить, настроить, может в этом наша задача? Если мы не можем и не должны воспитывать, то что можем мы, радио, тогда?
    Дмитрий Волчек: Я думаю, конечно, все то же самое, но в первую очередь речь идет о языке. У них другой язык, к сожалению. Я не хочу сейчас говорить конкретно ни о какой радиостанции, из участвующих сегодня в передаче, но я боюсь, что мы грешим рудиментами советского языка, мы обращаемся все-таки к аудитории другого поколения и обращаемся на языке понятном, в первую очередь, именно этой аудитории. У молодежи другой язык. Полностью сменить язык тоже нельзя, сделать такой конгломерат — смешно будет. Как выйти из этой ситуации мне очень трудно представить себе.
    Инна Светлова: Сергей Бунтман, как выйти из той ситуации? Что, нам всем перейти на сленг? И что делать в такой ситуации?
    Сергей Бунтман: Мне кажется, что на сленг, кончено, не надо переходить, мне кажется, что язык, речь должны быть адекватны ситуации. Когда говорят о ночных клубах, предположим, языком заседания Академии наук — это смешно,

  2. Ckolis Ответить

    Наталья Бехтина: Я люблю радио. Я это говорю всегда, везде и всем. Я считаю радио лучшим, мгновенным, оперативным, доходящим до самого сердца и до глубины сознания человека средством информации. Я много лет работала на радиостанции «Юность». И самым главным свойством молодежного вещания в Советском Союзе была задушевность, разговор с человеком. У меня одно время была программа, которая называлась «Неофициальный ответ». И эта неофициальность стала основным принципом, согласно которому я стараюсь всегда работать.
    На «Радио России» я с первого дня, и мне было доверено первой произнести в эфире слова «вы слушаете «Радио России». Это было первое свободное радио в декабре 1990-го года. И за все эти 13 лет мы разное переживали и, бывало, впадали в крайности, когда жизнь резко менялась. Мы сжигали все, чему поклонялись, и поклонялись тому, что сжигали, это уж точно. И нас за это не любили, нас за это проклинали, предавали анафеме. Но у нас есть свой очень верный, очень постоянный слушатель.
    Что касается передачи «От первого лица», которая существует столько, сколько существует «Радио России», то она менялась, была в разных видах. Сначала это вообще было круглосуточное вещание, после августа 1991-го года, потом постепенно трансформировалось в четырехчасовой авторский канал «От первого лица». Причем первое лицо ни в коей мере не я, первое лицо — этот человек, который сидит рядом со мной в студии. Это не всегда одно из первых лиц в государстве. Это просто человек, который имеет право от своего имени высказать свою точку зрения, и она имеет право быть услышанной и обсужденной. Кто только здесь не был: и министры, и артисты, и писатели. Вообще это считается общественно-политической программой, но ни я, ни мои коллеги из других аналогичных программ не ограничиваемся политикой. Например, у меня был такой собеседник — Дмитрий Горохов, человек, который был ликвидатором чернобыльской аварии. Он совсем не знаменитый, его фамилия не на слуху, но этот человек всерьез занят защитой прав ликвидаторов. Я считаю, что людям нужно объяснять, что происходит. Жизнь сложная, многим не понятная, раздражающая. Порой просто нужно с человеком поговорить. Мы стараемся именно объяснить что-то людям. Власть и народ могут разговаривать между собой только благодаря и только посредством журналистов. Мы не столько четвертая власть, сколько посредник между властью и обществом.
    Электронная почта программы: personagrata@rambler.ru. Программа выходит каждый день с понедельника по пятницу, в 12.30.
    23.07.2008
    http://www.radiorus.ru

  3. VideoAnswer Ответить

  4. VideoAnswer Ответить

  5. VideoAnswer Ответить

Добавить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *