Почему собака травка не выносила плача сплетенных навеки деревьев?

7 ответов на вопрос “Почему собака травка не выносила плача сплетенных навеки деревьев?”

  1. Fenriktilar Ответить

    Деревья так жалобно стонали, что из полуобвалившейся картофельной ямы возле сторожки Антипыча вылезла его гончая собака Травка и так же, в тон деревьям, жалобно завыла.
    Зачем же надо было вылезать собаке так рано из теплого, належанного подвала и жалобно выть, отвечая деревьям?
    Среди звуков стона, рычания, ворчания, воя в это утро у деревьев иногда выходило так, будто где-то горько плакал в лесу потерянный или покинутый ребенок.
    Вот этот плач и не могла выносить Травка и, заслышав его, вылезала из ямы в ночь и в полночь. Этот плач сплетенных навеки деревьев не могла выносить собака: деревья животному напоминали о его собственном горе.
    Уже целых два года прошло, как случилось ужасное несчастье в жизни Травки: умер обожаемый ею лесник, старый охотник Антипыч.
    Мы с давних лет ездили к этому Антипычу на охоту, и старик, думается, сам позабыл, сколько ему было лет, все жил, жил в своей лесной сторожке, и казалось — он никогда не умрет.
    — Сколько тебе лет, Антипыч? — спрашивали мы. — Восемьдесят?
    — Мало, — отвечал он.
    — Сто?
    — Много.
    Думая, что он это шутит с нами, а сам хорошо знает, мы спрашивали:
    — Антипыч, ну брось свои шутки, скажи нам по правде: сколько же тебе лет?
    — По правде, — отвечал старик, — я вам скажу, если вы вперед скажете мне, что есть правда, какая она, где живет и как ее найти.
    Трудно было ответить нам.
    — Ты, Антипыч, старше нас, — говорили мы, — и ты, наверно, сам лучше нас знаешь, где правда.
    — Знаю, — усмехался Антипыч.
    — Ну, скажи!
    — Нет, пока жив я, сказать не могу, вы сами ищите. Ну, а как умирать буду, приезжайте, я вам тогда на ушко перешепну всю правду. Приезжайте!
    — Хорошо, приедем. А вдруг не угадаем, когда надо, и ты без нас помрешь?
    Дедушка прищурился по-своему, как он всегда щурился, когда хотел посмеяться и пошутить.
    — Деточки, вы, — сказал он, — не маленькие, пора бы самим знать, а вы все спрашиваете. Ну, ладно уж, когда помирать соберусь и вас тут не будет, я Травке своей перешепну. Травка! — позвал он.
    В хату вошла большая рыжая собака с черным ремешком по всей спине. У нее под глазами были черные полоски с загибом вроде очков. И от этого глаза казались очень большими, и ими она спрашивала: «Зачем позвал меня, хозяин?»
    Антипыч как-то особенно поглядел на нее, и собака сразу поняла человека: он звал ее по приятельству, по дружбе, ни для чего, а просто так, пошутить, поиграть… Травка замахала хвостом, стала снижаться на ногах все ниже, ниже и, когда подползла так к коленям старика, легла на спину и повернула вверх светлый живот с шестью парами черных сосков. Антипыч только руку протянул было, чтобы погладить ее, она как вдруг вскочит и лапами на плечи — и чмок и чмок его: и в нос, и в щеки, и в самые губы.
    — Ну, будет, будет, — сказал он, успокаивая собаку и вытирая лицо рукавом.
    Погладил ее по голове и сказал:
    — Ну, будет, теперь ступай к себе.
    Травка повернулась и вышла на двор.
    — То-то, ребята, — сказал Антипыч. — Вот Травка, собака гончая, с одного слова все понимает, а вы, глупенькие, спрашиваете, где правда живет. Ладно же, приезжайте. А упустите меня, Травке я все перешепну.
    И вот умер Антипыч. Вскоре началась Великая Отечественная война. Другого сторожа на место Антипыча не назначили, и сторожку его бросили. Очень ветхий был домик, старше много самого Антипыча, и держался уже на подпорках. Как-то раз без хозяина ветер поиграл с домиком, и он сразу весь развалился, как разваливается карточный домик от одного дыхания младенца. В один год высокая трава Иван-чай проросла через бревнышки, и от всей избушки остался на лесной поляне холмик, покрытый красными цветами. А Травка переселилась в картофельную яму и стала жить в лесу, как и всякий зверь.
    Только очень трудно было Травке привыкать к дикой жизни. Она гоняла зверей для Антипыча, своего великого и милостивого хозяина, но не для себя. Много раз случалось ей на гону поймать зайца. Подмяв его под себя, она ложилась и ждала, когда Антипыч придет, и, часто вовсе голодная, не позволяла себе есть зайца. Даже если Антипыч почему-нибудь не приходил, она брала зайца в зубы, высоко задирала голову, чтобы он не болтался, и тащила домой. Так она и работала на Антипыча, но не на себя: хозяин любил ее, кормил и берег от волков. А теперь, когда умер Антипыч, ей нужно было, как и всякому дикому зверю, жить для себя. Случалось, не один раз на жарком гону она забывала, что гонит зайца только для того, чтобы поймать его и съесть. До того забывалась Травка на такой охоте, что, поймав зайца, тащила его к Антипычу и тут иногда, услыхав стон деревьев, взбиралась на холм, бывший когда-то избушкой, и выла, и выла…
    К этому вою давно уже прислушивается волк Серый помещик…

  2. Nabar Ответить

    Рассказ Кладовая солнца Глава 5 Пришвин читать
    Деревья так жалобно стонали, что из полуобвалившейся картофельной ямы возле сторожки Антипыча вылезла его гончая собака Травка и так же, в тон деревьям, жалобно завыла. Зачем же надо было вылезать собаке так рано из теплого, належанного подвала и жалобно выть, отвечая деревьям?
    Среди звуков стона, рычанья, ворчанья, воя в это утро у деревьев иногда выходило так, будто где-то горько плакал в лесу потерянный или покинутый ребенок.
    Вот этот плач и не могла выносить Травка и, заслышав его, вылезала из ямы в ночь и в полночь. Этот плач сплетенных навеки деревьев не могла выносить собака: деревья животному напоминали о его собственном горе. Уже целых два года прошло, как случилось ужасное несчастье в жизни Травки: умер обожаемый ею лесник, старый охотник Антипыч.
    Мы с давних лет ездили к этому Антипычу на охоту, и старик, думается, сам позабыл, сколько ему было лет. Все жил, жил в своей лесной сторожке, и казалось, он никогда не умрет.
    — Сколько тебе лет, Антипыч? — спрашивали мы. — Восемьдесят?
    — Мало, — отвечал он.
    — Сто?
    — Много.
    Думая, что он это шутит с нами, а сам хорошо знает, мы спрашивали:
    — Антипыч, ну брось свои шутки, скажи нам по правде: сколько же тебе лет?
    — По правде, — отвечал старик, — я вам скажу, если вы вперед скажете мне, что есть правда, какая она, где живет и как ее найти.
    Трудно было ответить нам.
    — Ты, Антипыч, старше нас, — говорили мы, — и ты, наверное, сам лучше нас знаешь, где правда.
    — Знаю, — усмехался Антипыч.
    — Ну, скажи.
    — Нет, пока жив я, сказать не могу, вы сами ищите. Ну, а как умирать буду, приезжайте: я вам тогда на ушко перешепну всю правду. Приезжайте!
    — Хорошо, приедем. А вдруг не угадаем, когда надо, и ты без нас помрешь?
    Дедушка прищурился по-своему, как он всегда щурился, когда хотел посмеяться и пошутить.
    — Деточки вы, — сказал он, — не маленькие, пора бы самим знать, а вы всё спрашиваете. Ну ладно уж, когда помирать соберусь и вас тут не будет, я Травке своей перешепну. Травка! — позвал он.
    В хату вошла большая рыжая собака с черным ремешком по всей спине. У нее под глазами были черные полоски с загибом вроде очков. И от этого глаза казались очень большими, и ими она спрашивала:
    «Зачем позвал меня, хозяин?»
    Антипыч как-то особенно поглядел на нее, и собака сразу поняла человека: он звал ее по приятельству, по дружбе, ни для чего, а просто так, пошутить, поиграть… Травка замахала хвостом, стала снижаться на ногах, все ниже и ниже, и, когда подползла так к коленям старика, легла на спину и повернула вверх светлый живот с шестью парами черных сосков. Антипыч только руку протянул было, чтобы погладить ее, она как вдруг вскочит — и лапами на плечи, и чмок и чмок его: и в нос, и в щеки, и в самые губы.
    — Ну, будет, будет, — сказал он, успокаивая собаку и вытирая лицо рукавом.
    Погладил ее по голове и сказал:
    — Ну, будет, теперь ступай к себе.
    Травка повернулась и вышла на двор.
    — То-то, ребята, — сказал Антипыч, — вот Травка, собака гончая, с одного слова все понимает, а вы, глупенькие, спрашиваете, где правда живет. Ладно же, приезжайте. А упустите меня, Травке я все перешепну.
    И вот умер Антипыч. Вскоре началась Великая Отечественная война. Другого сторожа на место Антипыча не назначили и сторожку его бросили. Очень ветхий был домик, старше много самого Антипыча, и держался уже на подпорках. Как-то раз без хозяина ветер поиграл с домиком, и он сразу весь развалился, как разваливается карточный домик от одного дыхания младенца. В один год высокая трава Иван-чай проросла через бревнушки, и от всей избушки остался на лесной поляне холмик, покрытый красными цветами. А Травка переселилась в картофельную яму и стала жить в лесу, как и всякий зверь.
    Только очень трудно было Травке привыкать к дикой жизни. Она гоняла зверей для Антипыча, своего великого и милостивого хозяина, но не для себя. Много раз случалось ей на гону поймать зайца. Подмяв его под себя, она ложилась и ждала, когда Антипыч придет, и, часто вовсе голодная, не позволяла себе есть зайца. Даже если Антипыч почему-нибудь не приходил, она брала зайца в зубы, высоко задирала голову, чтобы он не болтался, и тащила домой. Так она и работала на Антипыча, но не на себя. Хозяин любил ее, кормил и берег от волков. А теперь, когда умер Антипыч, ей нужно было, как и всякому дикому зверю, жить для себя. Случалось, не один раз на жарком гону она забывала, что гонит зайца только для того, чтобы поймать его и съесть. До того забывалась Травка на такой охоте, что, поймав зайца, тащила его к Антипычу и тут иногда, услыхав стон деревьев, взбиралась на холм, бывший когда-то избушкой, и выла, и выла…
    К этому вою давно уже прислушивается волк, Серый помещик…

  3. целуй экран пока я online Ответить

    Старый охотник Антипыч жил в сторожке в ветхом домике, который был много старше своего хозяина, держался на подпорках. К Антипычу захаживали охотники. Он всегда мог дать совет. Он много испытал в жизни, но остался бескорыстным человеком. Это дедушка лет 80 — 100. У него не было хозяйства, только собака Травка. Сначала он звал ее Затравка, т. к. брал ее травить (гонять) зайцев, а потом произношение клички изменилось и стало слышаться даже красивее — Травка.
    Герой, который, по словам автора, умер, но который возникает и действует на протяжении всего произведения.
    Пришвин написал, что Антипыч умер, но рассказывает о нем, как о живом. Кажется, Антипыч жил и будет жить вечно. Казалось, он никогда не умрет, даже забываешь, что он умер. К нему постоянно приходили за советом (сначала приходили на самом деле, потом пытались представить, что бы он сказал, что посоветовал) .
    Антипыч очень много знает, многое испытал. Говорит пословицами и поговорками, а еще загадками. Не знавши броду, не лезьте в воду, Кто смел, тот два съел. Сколько лет Антипычу: 80 — мало, 100 — много?
    Внешне это неброский, негероичный человек, но с душой труженика. У него большой опыт, и он делится им. Вот почему только через много лет собеседники понимают загадки Антипыча, т. к. то, что не испытанно, то и не понятно.
    Антипыч — хранитель правды, тайны. Добрый, мудрый, память о котором так и осталась и помогает жить, помогает живым. Как солнце бескорыстно отдает тепло всему живому, так Антипыч дарил добро лесу, людям, Травке. Антипыч жил в гармонии с природой, понимал ее, умел с ней общаться, берег ее, дорожил ею, нашел в ней правду, призывал искать ее каждого человека.
    Травка охотничья собака. Антипыч подобрал её.Они были друзьями Травка после смерти хозяина осталась жить в лесу одна. Она охотилась на зайцев и почти одичала. В погоне за зайцем она наткнулась на тонущего Митрошу и вытащила его из болота. Всё закончилось хорошо.

  4. VideoAnswer Ответить

  5. VideoAnswer Ответить

Добавить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *