Сталина убрали из мавзолея в каком году?

19 ответов на вопрос “Сталина убрали из мавзолея в каком году?”

  1. anatolii79 Ответить

    31 октября — ровно 50 лет с того дня, как из мавзолея вынесли тело Сталина. Тогда, в 1961 году, операцию провели под покровом темноты: опасались народного недовольства. В обстановке абсолютной секретности оцепили Красную площадь. Вечером по ней пустили военную технику, заявив, что идет подготовка к параду 7 ноября. А в это время у кремлёвской стены вырыли могилу, в которую перенесли останки вождя. И после поспешно надпись «СТАЛИН И ЛЕНИН» заменили на мавзолее на прежнюю — «ЛЕНИН».
    Его хоронили даже не как вождя. «Бог умер», — цитировали Ницше. Смерть Сталина тогда, в 1953 году, повергла всю огромную державу в оцепенение. Казалось, что каждый в отдельности и все вместе словно в один миг осиротели. На Красной площади проходит грандиозное прощание, попасть на него почти невозможно, за несколько километров начинается жуткая давка. Страна массово и почти истерично скорбит.
    Траурный митинг открывает человек, который спустя несколько лет выроет могилу и умершему, и его культу. Но в эти минуты Хрущев не скупится на слезы и со скорбной торжественностью вносит тело Сталина в мавзолей. Предполагалось, что там он пролежит недолго — пока для вождя не построят отдельный пантеон. Но уже через 3 года настроение политической элиты, кажется, излечившейся от тотального страха, поменяется ровно до наоборот.
    «Единственный человек, кто выступил с осуждением режима Сталина, это был мой отец. Его выступление тогда прозвучало. В частности, Эренбург написал, что когда откуда-то приехал в Москву, все говорили о выступлении Микояна на съезде. Он первый и единственный, кто выступил с критикой режима, а потом уже был доклад Хрущева», — вспоминает сын Анастаса Микояна, летчик-испытатель Степан Микоян.
    У Микояна с бывшим начальником были свои счеты: он попал в опалу, и только смерть Сталина его спасла. Как бы там ни было, заместитель председателя Совета министров задает политический тон: после Хрущев читает свой знаменитый доклад о развенчании культа личности, а спустя еще один съезд Сталина вообще решают вынести из мавзолея.
    «Под покровом ночи, по сути дела, тайно, по-воровски, тело Сталина вынесли. Рядом выкопали могилу, туда опустили гроб, все покрыли землей и одновременно сменили вывеску на Мавзолее», — рассказывает историк Юрий Жуков.
    Кто-то предусмотрительно сохранил плиты, где было только имя Ленина. Оно вытеснило слова «Ленин» и «Сталин» за несколько минут. Могильщиками стали военные кремлевского полка. Они потом долго вспоминали, как им приказали сорвать все ордена и даже золотые пуговицы с кителя генералиссимуса. Приказу не смогли подчиниться. А наутро страна приняла весть так, будто ничего не случилось.
    И только на родине Сталина, в Грузии, не могли смириться с низвержением национального героя. По некоторым данным, в те дни в грузинской столице погибло около 200 человек, но к памятнику народ не подпустил. Его убрали спустя время с помощью вертолетов, а потом переименовали и сам сад Сталина, сейчас он носит имя князя Александра. Но отголоски тех событий все равно дают о себе знать.
    Значение перезахоронения вождя и всего, что за этим последовало, только начинают переоценивать. «Сталин считал: вот сделали атомную бомбу, подготовили водородную – все, ребята. Чтоб уничтожить человечество и земной шар, этого достаточно. Давайте заниматься ширпотребом. Создавать для людей холодильники, радиоприемники, автомобили, — говорит историк Юрий Жуков. – А Никита сказал: нет, ребята, нам нужно бороться с гнилым капитализмом — мы его зароем; а для этого все средства — на оборону».
    Историки все больше приходят к выводу, что в последний день октября 1961 года не просто сделали значительный шаг к развенчанию культа отдельной личности, а повернули путь целой страны, который в итоге завел в тупик.
    Мало кто знает, но по первоначальному замыслу Хрущева, тело Сталина должен были не просто вынести из мавзолея, а увезти подальше от Кремля. В последние дни октября Никита Сергеевич приехал на Новодевичь кладбище, долго ходил, миновал могилу Аллилуевой, ушел в самую глубь, остановился и сказал: «Здесь ройте здесь ему могилу». По иронии судьбы, его предшественника, которого Хрущев так любил и ненавидел, так и оставят покоиться у Кремлевской стены, а его самого спустя 10 лет похоронят на этом самом месте.

  2. ilnyr198388 Ответить

    Сразу после погребения тела Сталина могилу накрыли тяжелой мраморной плитой с годами жизни вождя. В таком скромном состоянии она пробыла ровно 10 лет, пока в 1970 году плиту не сменил бюст Иосифа Виссарионовича работы скульптора Николая Томского. Почему именно тогда – не раньше и не позднее? Ведь Никита Хрущев, главный сокрушитель культа Сталина, был смещён ещё в 1964 году. И здесь отгадку нужно искать в некогда братском Китае. С конца 1960-х СССР и КНР находились на грани грандиозной войны. Недовольство Китая подавлением советскими войсками «Пражской весны», после которой руководители Поднебесной заявили, что Советский Союз встал на путь «социалистического империализма», и три пограничных конфликта между двумя сверхдержавами в 1969 году, заставили советские власти искать пути нормализации отношений. И одним из методов успокоения Китая партийные лидеры видели в «частичной реабилитации» Сталина, фигура которого в КНР оставалась культом. Глава Совета министров СССР Алексей Косыгин даже пообещал главе китайского правительства возвратить название Сталинграду взамен на лояльность, и приурочить это ко 90-летнему юбилею Иосифа Виссарионовича, но в последний момент советское руководство отыграло назад. В конечном итоге, власти решили ограничиться открытием памятнику на могиле Сталина. Правда, такие полумеры не удовлетворили китайцев, и в том же 1970 году толпа хунвейбинов, «гегемонов» культурной революции в Китае, блокировали посольство СССР в Пекине, не прекращая скандировать на протяжении нескольких дней: «Да здравствует товарищ Сталин!».

  3. IgorFink Ответить

    Сразу после погребения тела Сталина могилу накрыли тяжелой мраморной плитой с годами жизни вождя. В таком скромном состоянии она пробыла ровно 10 лет, пока в 1970 году плиту не сменил бюст Иосифа Виссарионовича работы скульптора Николая Томского. Почему именно тогда — не раньше и не позднее? Ведь Никита Хрущев, главный сокрушитель культа Сталина, был смещён ещё в 1964 году. И здесь отгадку нужно искать в некогда братском Китае. С конца 1960-х СССР и КНР находились на грани грандиозной войны. Недовольство Китая подавлением советскими войсками «Пражской весны», после которой руководители Поднебесной заявили, что Советский Союз встал на путь «социалистического империализма», и три пограничных конфликта между двумя сверхдержавами в 1969 году, заставили советские власти искать пути нормализации отношений. И одним из методов успокоения Китая партийные лидеры видели в «частичной реабилитации» Сталина, фигура которого в КНР оставалась культом. Глава Совета министров СССР Алексей Косыгин даже пообещал главе китайского правительства возвратить название Сталинграду взамен на лояльность, и приурочить это ко 90-летнему юбилею Иосифа Виссарионовича, но в последний момент советское руководство отыграло назад. В конечном итоге, власти решили ограничиться открытием памятнику на могиле Сталина. Правда, такие полумеры не удовлетворили китайцев, и в том же 1970 году толпа хунвейбинов, «гегемонов» культурной революции в Китае, блокировали посольство СССР в Пекине, не прекращая скандировать на протяжении нескольких дней: «Да здравствует товарищ Сталин!».

  4. Pavel60ru Ответить

    Но как бы там ни было, слова партийного ветерана были восприняты как «благословение» самого Ленина и вызвали не только «бурные», но и «продолжительные аплодисменты» съезда.
    Нужный политический сюжет был разыгран как по нотам. Здесь было все: и инициатива от города трех революций, и выступления от столичных коммунистов, и согласие от коммунистов-земляков, и завершающий аккорд от партийца, видевшего Ленина еще в Женеве, а потом всю жизнь носившего вождя в своем «сердце» и советовавшегося с ним. Единство было найдено даже и с представителями потустороннего мира.
    Решение и финальный акт
    Пройдя этот отработанный путь легитимации последующего решения, сдобренный изрядным количеством всевозможных аплодисментов съезд коммунистов постановил:
    Признать нецелесообразным дальнейшее хранение в Мавзолее саркофага с гробом И. В. Сталина, так как серьезные нарушения Сталиным ленинских заветов, злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее В. И. Ленина
    (Бурные, продолжительные аплодисменты) (с. 122).
    Далее это предложение, как положено, было поставлено на голосование и единогласно принято всеми коммунистами-делегатами съезда. Далее они уже стоя приветствовали это решение с бурными, продолжительными аплодисментами, как и было положено всякому дисциплинированному члену КПСС, когда партийное руководство принимало какое-нибудь решение.

    Фото: http://www.globallookpress.com
    Поскольку на партийном съезде предлагалось решить дело с телом Сталина «в кратчайшие сроки», то уже в ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года у стен Кремля была выкопана могила. Тело Сталина было вынесено из Мавзолея. С него сняли звезду Героя Соцтруда, отпороли золотые пуговицы (заменив на латунные), забрали погоны генералиссимуса и опустили в могилу.
    На следующее утро об этом написали в газете «Правда», а со временем на фронтоне Мавзолея поменяли и надпись на «Ленин». Советский же народ продолжил спокойно ходить в Мавзолей, но уже только к одному вождю вместо двух.
    Сам вынос тела Сталина из Мавзолея не вызвал в народе никакой реакции, никаких волнений и никаких глубоких переживаний. Не будет никакой реакции и при выносе второго лежащего там вождя.

  5. vivvo13 Ответить

    Таким образом, когда Сталина выносили из Мавзолея, были использованы те самые методы, которые он сам же и насаждал. По инициативе главы ленинградских коммунистов провели собрание трудящихся Кировского завода, после чего в газетах появилось их коллективное обращение к руководству КПСС с просьбой восстановить справедливость и избавить их святыню — Владимира Ильича — от столь компрометирующего соседства.
    Никто из представителей партийной номенклатуры не осмелился открыто возражать, хотя многие из них в глубине души не могли принять поругание своего прежнего кумира. Партийная дисциплина, как всегда, возобладала над их собственными убеждениями, хотя, по свидетельству современников, в момент, когда Сталина вынесли из Мавзолея, у некоторых членов комиссии по его перезахоронению на глазах появились слёзы.

    Невыгодные сравнения

    Датой, когда Сталина вынесли из Мавзолея, стало 31 октября, точнее говоря, ночь на 1 ноября 1961 года. Не случайно партийное руководство страны именно в этот период решилось на столь рискованный шаг. Дело в том, что к этому времени значительно ухудшился материальный уровень жизни простых людей.
    Происходило это главным образом из-за постоянно возраставшей дороговизны самых необходимых продуктов питания и одежды. В то же время граждане страны, привыкшие за годы предыдущего правления к регулярному снижению цен, не могли не сравнивать хрущёвское время со сталинским, отдавая предпочтение последнему, несмотря на все творившиеся в тот период беззакония.

    Дефицит продуктов, сокрушавший идеологию

    Склонить народные симпатии на сторону нового правительства не могли ни успехи в освоении космоса (полёт Ю. Гагарина), ни мировое лидерство в области вооружения (создание первой водородной бомбы). Отсутствие в магазинах мяса и колбасы перечёркивало в сознании людей все громкие достижения той эпохи. Таким образом, Сталина вынесли из Мавзолея в году, когда у партийного руководства как нельзя остро возникла необходимость если не стереть из народной памяти прежнего вождя, то, по крайней мере, удалить его зримый облик.

    Особенность человеческой памяти заключается в том, что хорошее в ней сохраняется гораздо дольше, чем плохое, а само пребывание мумии Сталина рядом с телом Ленина, авторитет которого оставался непререкаемым, ещё и реабилитировало его во мнении масс, несмотря на все разоблачения, прозвучавшие с трибуны XX съезда партии. Этому требовалось положить конец, что и стало одной из причин того, почему Сталина вынесли из Мавзолея.

    В обстановке секретности

    Тело Сталина вынесли из Мавзолея в году, когда вся страна по давно усвоенной привычке горячо приветствовала решения очередного «исторического» съезда партии, на этот раз 22-го по счёту. Именно на нём депутаты, многие из которых в прошлом были вернейшими соратниками усопшего вождя, единогласно (а иначе в СССР и не бывало) проголосовали за то, чтобы убрать из ленинской усыпальницы и предать земле тело человека, посмевшего нарушить его принципы.
    Весьма примечательно и то, как происходило перезахоронение тела, подробности которого стали известны из воспоминаний участников. Случилось это в ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года. Вынесенную из Мавзолея мумию Сталина опустили в заранее вырытую у Кремлёвской стены могилу, на всём пути следования к которой были установлены фанерные щиты, скрывавшие происходящее от посторонних глаз. Впрочем, такая мера предосторожности была излишней, поскольку оцепившие Красную площадь милиционеры и так никого не пускали, объясняя это подготовкой праздничного парада.

    Разжалованные офицеры

    Заблаговременно с кителя развенчанного кумира были сняты погоны генералиссимуса, а также звёзды Героя Советского Союза и Героя Труда. Лишь один раз в течение этого тайного ночного действа вышла неувязка. Офицеры охранной команды, которым было приказано срезать с его мундира золотые пуговицы и пришить взамен их латунные (не пропадать же добру), отказались повиноваться, настолько сильно было в них заложенное всей прежней жизнью преклонение перед Сталиным. За это их впоследствии разжаловали, а злополучные пуговицы на кителе были заменены руками более послушных исполнителей.

    Эпилог

    Чем же объяснить ту секретность, в обстановке которой было произведено перезахоронение тела? Несомненно, Хрущёв и его приближённые опасались народных волнений, которые могли быть спровоцированы предстоящими действиями. Любопытно отметить, что вначале предполагалось похоронить Сталина на Новодевичьем кладбище Москвы, но от этой идеи отказались ввиду возможности непредсказуемых эксцессов – от народного паломничества к могиле до похищения гроба.
    В эту же ночь на Красной площади действительно состоялась репетиция предстоящего парада. Едва засыпанную землёй могилу огласили рёв танковых моторов и чеканная поступь марширующих полков. Военные, конечно, не знали о произошедшем здесь несколькими часами ранее и, сами того не ведая, отдали последние почести поверженному кумиру.

  6. B1ackSn0w Ответить

    Иосиф Сталин умер 5 марта 1953 года. 9 марта того же года он был похоронен в Мавзолее на Красной площади. Но пролежал он там недолго: вскоре после XX съезда партии (1956) на партийно-производственных собраниях, обсуждавших итоги съезда, стало все настойчивее звучать мнение о том, что пребывание тела Сталина в усыпальнице Ленина «несовместимо с содеянными Сталиным беззакониями».
    Осенью 1961 года, накануне ХХII съезда КПСС, рабочие Кировского и Невского машиностроительных заводов предложили переместить прах Сталина в другое место. Такое же предложение выдвинули рабочие Московского завода имени Владимира Ильича. 30 октября 1961 года, выступая на ХХII съезде КПСС, первый секретарь Ленинградского обкома партии Иван Спиридонов внес от имени ленинградской партийной делегации и трудящихся города предложение рабочих на рассмотрение съезда. Предложение ленинградцев поддержали партийные делегации Москвы, Грузии, Украины, Казахстана, Алтайского края, Саратовской области и другие.
    ХХII съезд, проходивший в Кремле с 17 по 31 октября 1961 года, постановил: Мавзолей на Красной площади, созданный для увековечения памяти Ленина, впредь именовать — Мавзолей Владимира Ильича Ленина. Прах Сталина было решено перезахоронить на Красной площади за Мавзолеем.
    Руководители страны, несомненно, отдавали себе отчет в том, что решение о выносе тела Сталина из Мавзолея может спровоцировать беспорядки в стране. Поэтому акцию проводили тайно и тщательно к ней готовились.
    Руководил операцией по выносу тела из мавзолея генерал Николай Захаров, возглавлявший 9-е Управление КГБ. По его воспоминаниям, «мы с комендантом Кремля генерал-лейтенантом А.Я. Ведениным о готовящемся решении узнали заранее. Нас вызвал Н. С. Хрущев и сказал: прошу иметь в виду, что сегодня, вероятно, состоится решение о перезахоронении Сталина. Место обозначено. Комендант Мавзолея знает, где рыть могилу».
    Решением Президиума ЦК КПСС была создана специальная комиссия из пяти человек во главе с председателем Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС Николаем Шверником. В нее также входили Василий Мжаванадзе — первый секретарь ЦК Компартии Грузии, Джавахишвили — председатель Совета министров Грузии, Александр Шелепин — председатель КГБ, Петр Демичев — первый секретарь Московского горкома партии и Николай Дыгай — председатель исполкома Моссовета. Генерал Захаров утверждал, что именно «Шверник подсказал, как тайно организовать перезахоронение. Поскольку 7 ноября предстоял парад на Красной площади, то под предлогом репетиции парада ее следовало оцепить, чтобы туда никто не проник».
    Поздним вечером 31 октября 1961 года в обстановке абсолютной секретности вход в Мавзолей, а также вырытая могила были закрыты фанерными щитами. Восемь офицеров вынесли гроб из Мавзолея, поднесли к могиле, на дне которой из восьми плит был сделан своеобразный саркофаг, и поместили на деревянные подставки. После короткой паузы солдаты осторожно, на веревках опустили гроб в могилу. Когда гроб с телом Сталина накрывали крышкой, Шверник и Джавахишвили зарыдали.
    Позднее по Москве ходили слухи, что тело Сталина чуть ли не вытряхнули из мундира. Николай Захаров в своих воспоминаниях утверждал, что «никто Сталина не раздевал. Единственное, Н.М.Шверник приказал снять с мундира Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Другую свою награду — Звезду Героя Советского Союза — Сталин никогда не носил, поэтому и в саркофаге ее не было. После этого председатель комиссии распорядился заменить золотые пуговицы мундира на латунные. Все это выполнял комендант Мавзолея Машков. Снятую награду и пуговицы он передал в специальную Охранную комнату, где находились награды всех зарытых у Кремлевской стены».
    В 1970 году на могиле Сталина установлен памятник работы скульптора Николая Томского. Вопреки ожиданиям, новость о выносе тела Сталина из Мавзолея общество восприняло достаточно спокойно, хотя всего за несколько лет до этого «любимого вождя всех народов, отца и учителя» со слезами на глазах хоронила вся страна. После выноса тела Сталина Ленин остался в Мавзолее один.

  7. sergeporto Ответить

    Осенью 1961 года, накануне ХХII съезда КПСС, рабочие Кировского и Невского машиностроительных заводов предложили переместить прах Сталина в другое место. Такое же предложение выдвинули рабочие Московского завода имени Владимира Ильича. 30 октября 1961 года, выступая на ХХII съезде КПСС, первый секретарь Ленинградского обкома партии Иван Спиридонов внес от имени ленинградской партийной делегации и трудящихся города предложение рабочих на рассмотрение съезда. Предложение ленинградцев поддержали партийные делегации Москвы, Грузии, Украины, Казахстана, Алтайского края, Саратовской области и другие.
    ХХII съезд, проходивший в Кремле с 17 по 31 октября 1961 года, постановил: Мавзолей на Красной площади, созданный для увековечения памяти Ленина, впредь именовать — Мавзолей Владимира Ильича Ленина. Прах Сталина было решено перезахоронить на Красной площади за Мавзолеем.
    Руководители страны, несомненно, отдавали себе отчет в том, что решение о выносе тела Сталина из Мавзолея может спровоцировать беспорядки в стране. Поэтому акцию проводили тайно и тщательно к ней готовились.
    Руководил операцией по выносу тела из мавзолея генерал Николай Захаров, возглавлявший 9-е Управление КГБ. По его воспоминаниям, «мы с комендантом Кремля генерал-лейтенантом А.Я. Ведениным о готовящемся решении узнали заранее. Нас вызвал Н. С. Хрущев и сказал: прошу иметь в виду, что сегодня, вероятно, состоится решение о перезахоронении Сталина. Место обозначено. Комендант Мавзолея знает, где рыть могилу».
    Решением Президиума ЦК КПСС была создана специальная комиссия из пяти человек во главе с председателем Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС Николаем Шверником. В нее также входили Василий Мжаванадзе — первый секретарь ЦК Компартии Грузии, Джавахишвили — председатель Совета министров Грузии, Александр Шелепин — председатель КГБ, Петр Демичев — первый секретарь Московского горкома партии и Николай Дыгай — председатель исполкома Моссовета. Генерал Захаров утверждал, что именно «Шверник подсказал, как тайно организовать перезахоронение. Поскольку 7 ноября предстоял парад на Красной площади, то под предлогом репетиции парада ее следовало оцепить, чтобы туда никто не проник».
    Поздним вечером 31 октября 1961 года в обстановке абсолютной секретности вход в Мавзолей, а также вырытая могила были закрыты фанерными щитами. Восемь офицеров вынесли гроб из Мавзолея, поднесли к могиле, на дне которой из восьми плит был сделан своеобразный саркофаг, и поместили на деревянные подставки. После короткой паузы солдаты осторожно, на веревках опустили гроб в могилу. Когда гроб с телом Сталина накрывали крышкой, Шверник и Джавахишвили зарыдали.
    Позднее по Москве ходили слухи, что тело Сталина чуть ли не вытряхнули из мундира. Николай Захаров в своих воспоминаниях утверждал, что «никто Сталина не раздевал. Единственное, Н.М.Шверник приказал снять с мундира Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Другую свою награду — Звезду Героя Советского Союза — Сталин никогда не носил, поэтому и в саркофаге ее не было. После этого председатель комиссии распорядился заменить золотые пуговицы мундира на латунные. Все это выполнял комендант Мавзолея Машков. Снятую награду и пуговицы он передал в специальную Охранную комнату, где находились награды всех зарытых у Кремлевской стены».
    В 1970 году на могиле Сталина установлен памятник работы скульптора Николая Томского. Вопреки ожиданиям, новость о выносе тела Сталина из Мавзолея общество восприняло достаточно спокойно, хотя всего за несколько лет до этого «любимого вождя всех народов, отца и учителя» со слезами на глазах хоронила вся страна. После выноса тела Сталина Ленин остался в Мавзолее один.
    Материал подготовлен интернет-редакцией http://www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

  8. GAZ0803 Ответить

    — Чем руководствовался Хрущев, принимая такое решение?
    — Именно. И перезахоронение Сталина нельзя рассматривать как отдельный эпизод или даже просто сведение счетов Хрущевым с тем, кого он боялся всю предыдущую жизнь. Он, конечно, ненавидел Сталина, потому что боялся его больше всех, но решил перезахоронить, преследуя совершенно рациональные цели.
    ЧЕРНЫЕ МЕТКИ ОТ ХРУЩЕВА
    — Как же?
    — Смотрите. Тема культа личности была поднята Хрущевым впервые на 20-м съезде КПСС в его так называемом «секретном» докладе. Это был 1956-й год.
    — Ну да, настолько «секретном», что во всех парторганизациях читали и даже беспартийным.
    — Возрождение темы культа личности Сталина, визитная карточка Хрущева, на 22-м съезде появление ее вновь в полный рост — это было довольно неожиданно. В 1957 году прошли июньский и октябрьский Пленумы ЦК КПСС, на которых Хрущев, сначала на июньском, одержал победу над так называемой «антипартийной группой» (Молотовым, Маленковым, Кагановичем и «примкнувшим к ним» Шепиловым) обвинив ее участников в том, что они и есть главные виновники репрессий. Хотя Шепилов и не принимал в них участия, Хрущев, считавший его своим выдвиженцем, наказал так за «измену». Потом на октябрьском Пленуме к «антипартийной группе» приклеили Жукова. И тема культа личности на этом в тот период закончилась. В 1959-м на 21-м съезде КПСС культ личности Сталина был упомянут всего 1 раз, в выступлении в прениях первого секретаря Компартии Литвы Снечкуса. Все. Один-единственный раз.
    И вдруг всего через 2 года, на 22-м съезде эта вопрос поднимается снова, причем, примерно в таком же объеме, как и на 20-м. Да еще заканчивается выносом Сталина и Мавзолея, чего после 20-го съезда не предполагалось. Почему? Чтобы это понять, надо проанализировать стенографический отчет 22-го съезда. Здесь нужно иметь в виду одно важное обстоятельство. Что, во-первых, сама тема культа личности теперь раздвоилась как бы. Значит, был сам Сталин, а теперь появилась антипартийная группа. На 20-м съезде ее не было, там был только Берия, наймит, англо-американский шпион и т.д. – отдельная фигура, которая затесалась в окружение Сталина и пыталась вредить… А на 22-м съезде какой там Берия, о Берии уже забыли, тут уже на столе целая россыпь антипартийных функционеров. Там уже не только Маленков, Молотов, Каганович и примкнувший к ним Шипилов, там Первухин, Сабуров, Жуков, Ворошилов, Булганин. Там фактически все соратники Сталина оказались в рядах этой антипартийной группы. Хрущев задавал тон этому обсуждению, естественно, но по самому Сталину, по сравнению с 20-м съездом, он ничего не прибавил. Это очень важно понимать… Все ограничивалось акцентом на том, что Сталин несостоятелен как теоретик, и его нельзя ставить на одну полку с великими умами всех времен и народов, не мог он там ничего понимать…
    — Не Маркс, не Энгельс и не Ленин.
    — Четко наметилась хронологическая градация в оценке деятельности Сталина, что до 1934 года у него больше хороших дел и его деятельность позитивна, а после 1934-го уже никуда, ни в какие ворота. Хрущев в докладе привел восемь фактов по тому, что можно предъявить Сталину. Все, что было и на 20-м съезде: не любил людей, никуда не ездил и весь вот этот набор. А что касается антипартийной группы, тут настоящая песня. Тут уже о Сталине можно забыть о самом, все сконцентрировались на выявлении грехов и преступлений «антипартийной группы». По Молотову 20 фактов приведено Хрущевым, по Маленкову — 11, по Кагановичу — 9. Явно уже не ради Сталина было все устроено. Даже если мы возьмем итоговые документы, где осуждение культа личности, восстановление ленинских норм партийной жизни, то четверть только посвящена Сталину, а три четверти – всем этим ребятам.
    — Получается, он их замазывал Сталиным и им же бил?
    — Именно. Я вот к этому и веду. Сталин превратился просто в орудие, которым Хрущев начал повергать всех потенциальных конкурентов.
    — Такая черная партийная метка?
    — Абсолютно. Уже вот метка есть в руке, и ему не надо разбираться, расследовать что-то как-то. И он этой меткой начал всех. И все они стали теми людьми, которые потворствовали Сталину в преступлениях, а преступлений у этих людей было еще больше, естественно, чем у Сталина. Хрущев получил в свои руки инструмент, который позволял ему властвовать и фактически обосновывать любое – и кадровое, и политическое – решение, которое ему заблагорассудится.
    Что было очень и очень важно для него, если мы вспомним, что положение его после смерти Сталина было не ахти.
    РАСКЛАД СИЛ
    — Это у руководителя КПСС?
    — У Хрущева были очень плохие стартовые позиции для борьбы за первенство в стране. Первый секретарь ЦК КПСС — это звучит громко, учитывая последующее, а на тот момент это была абсолютно второстепенная должность, которую ему дали просто, чтобы как-то от него отвязаться. Потому что все рычаги управления были сконцентрированы в Совете Министров — и сам Сталин стал председателем Совета Министров перед войной, как мы помним. И оставался таковым, и всегда Председатель Совета Министров – это была его главная должность, которой он подписывался. Он даже не всегда должность «секретарь ЦК» употреблял. Смысл в чем? У Сталина было такое видение властной конструкции, что Совет Министров занимается экономикой, хозяйством, он сам сидит на хозяйстве, а партия занимается пропагандой и идеологией. Вот это ее конек. Поэтому, когда Хрущев в рамках вот той сталинской модели очутился на должности первого секретаря ЦК КПСС, у него не было никаких реальных управленческих рычагов.
    . В этом и состояла сталинская модель. Это не партийный пропагандизм заправляет всем, а технократ, вот почему произошло такое прощание с ленинской той гвардией, которая абсолютные пропагандисты. Произносить речи по любому поводу, о чем угодно, но только делать ничего не умели. Хрущеву был нужен инструмент. И ему он был нужен больше, чем им. Ни Маленкову это было не нужно, ни Булганину, ни Первухину, ни Сабурову.
    — То есть, если бы не Хрущев при сталинской модели власти мы могли бы построить технократическое общество?
    — Да. Вот только Хрущеву и остальным пропагандистам оно было не нужно, потому что в нем они бы были никем. И Хрущев опять все переключил на этих партийных пропагандистов. Как? Он использовал свое положение и сразу начал склоку.
    — Тогда это называлось партийной дискуссией, если не ошибаюсь.
    — Да. Он начал говорить – так не пойдет, так нельзя. Его спрашивают – а чего случилось, почему нельзя? Это сталинщина, это наследие Сталина, а мы должны вернуться к Ленину. А что значит вернуться? Сталин все сконцентрировал в Совете Министров – министр, значит, ключевая фигура. А теперь в партии все должно сосредоточиться, а именно в ЦК КПСС, который он возглавляет.
    — Но ведь все кадровые решения все равно принимала партия. Тогда не Политбюро, а Президиум ЦК КПСС.
    — Но вы не забывайте, что на начало борьбы Хрущева за реальное лидерство в президиуме ЦК из 11 человек семеро были из Совета Министров. И вот идет борьба. Вот этот конфликт июня 1957 года? Это конфликт за то, кто возьмет бразды правления? Или они останутся в Совете Министров, или их возьмет ЦК КПСС. Президиум решает снять Хрущева, но тот затягивает до Пленума ЦК КПСС, на который приезжают сторонники Хрущева, такие же партийные бюрократы и пропагандисты. Если до июньского пленума из 11 членов президиума 7 были из Совета Министров, то после, когда все завершилось развенчанием «антипартийной группы», Число членов Президиума увеличилось с 11 до 15, но уже 11 было из ЦК КПСС. То есть, совершенно другая картина. Вот так произошла трансформация власти. Из сталинской модели она перешла в ту партийную, которую мы уже знаем при Брежневе и до конца уже СССР.
    — Вот такой вот тихий-тихий, по сути, государственный переворот, который и переворотом не назовешь. Вот это интрига, а многие Никиту Сергеевича считали недалеким мужичком.
    — Ну, интеллектуалом назвать его нельзя. Но к нему отношение у многих действительно было шутливое… Вот как гопака он танцевал на всяких застольях у Сталина, вот такое отношение к нему оно не исчезло. Никто не принимал его как лидера. Да вы что, такого быть не может, потому что не может быть никогда! А оказалось – еще как может. Хрущев понимал все существовавшие риски. Не надо считать его за идиота. Все, что касалось собственной шкуры, он очень четко понимал. Но здесь еще самый главный момент есть.
    — Какой?
    — Где был ресурс борьбы Хрущева? Достался ему Первый секретарь ЦК КПСС. А на кого ему опираться? Ведь у Хрущева не было какой-то такой опоры вверху. И он сделал хитрый ход. Он стал опираться на украинскую партийную организацию. И началось выдергивание украинских кадров повсеместно в ЦК КПСС. И вот здесь и Кириленко, и Кириченко, и Брежнев, и Подгорный – там масса народу. Они поняли, что это их социальный лифт такой. Он их привезет на Олимп, и они все сплотились вокруг него. И Леонид Ильич, естественно, в первых рядах там был. Партийная организация РСФСР Хрущева на дух не переносила, он никто здесь был, и звать его никак. А он, как только победил в 1957 году, начал вычищать все старые кадры и заполнять их украинскими через партийные организации. В том числе и в Совете Министров, и на ключевых постах в экономике.
    — Зачем?
    — Как вы не понимаете? Весь аппарат Совета Министров, все министерства были заполнены специалистами. Сталин опирался не на партийных пропагандистов, он от этого, наоборот, ушел, в чем и был смысл 1937 года, а на специалистов, которые уже выросли за годы Советской власти, прошли всю вот эту вертикаль, получили образование, как Дмитрий Федорович Устинов, да, как Патоличев Николай Семенович и другие. Вот на кого он опирался. И эти люди действительно сидели на хозяйстве. Хрущев понимал, что эти люди никогда его не примут за лидера. Ему нужно от этих людей избавиться, минимизировать их количество в аппарате – в Совмине, в ЦК – везде. А кем их заполнить? А с другой стороны – сторонников вознаградить за верность после победы надо было. Поэтому и образовалась вот эта украинская брежневская группа, она уже сформировалась, а потом просто выкинула своего благодетеля в октябре 1964 года, потому что он там им не нужен был по своей малахольности. Они делать-то ничего не собирались, а он все к чему-то призывал – то к коммунизму, то еще к чему-то. Но смысл был такой, что фактически были вычищены со всех министерств, причем, не просто какие-то специалисты, а представители вот русской национальности.
    — А спутник, первый полет человека в космос, Королев, Харитонов, Глушко, как это сочетается с отказом от специалистов-технократов?
    — Слушайте, ну это ведь все заделы Сталина. Остались какие-то ошметки в лице Громыко, который на самом деле Бурмаков Андрей Андреевич, как он пишет в своих мемуарах. Устинов. Андропов, которые совершенно не из украинской серии. Люди, для которых служебный долг прежде всего. Это сильно диссонировало со всеми кадрами, которых привлек Хрущев. Но определяли все теперь не они, а те, кто участвовал в застольях Никиты Сергеевича. Причем, они же его предали и сместили всего через три года, в 1964-м.
    В КОММУНИЗМ — БЕЗ СТАЛИНА
    И, знаете, я вот часто думаю, что в отличие от тех, кого Хрущев притащил на Олимп, сам он действительно верил в то, что строит коммунизм. Хрущев верил, что именно он тот человек, который приведет страну в светлое завтра. И этот энтузиазм, который был совершенно непонятен его соратникам по брежневской группировке, в нем жил всегда. И он им всех пытался как бы заразить.
    — А они не заражались.
    — Конечно. Убрать Сталина из Мавзолея Хрущеву было надо даже потому, чтобы самому на этот пьедестал строителя коммунизма залезть. Утвердить себя победителем на том партийном поле, которое расчистил для себя.
    — То есть, он мнил себя неким Иисусом от коммунизма, считал себя мессией. Но апостолы подвели.
    — Хорошее сравнение. Это действительно так. Я даже не допускаю, что он был одержим каким-то материальным обогащением, как нынешние. Если что-то и было, то в минимальной степени. Он действительно жил вот этой идеей, что он это сделает. «Не тот, которого вынесли, а Я это сделаю. Может быть, я еще буду лежать рядом с Владимиром Ильичем», — наверное, думал он. А его соратники, которые обеспечили ему победу на пленуме ЦК и которых он поднял наверх, совершенно иначе мыслили. Им не нужен был никакой коммунизм, Хрущев их достал просто этим коммунизмом, в конце концов. И они его, неугомонного, отправили подальше от себя.
    Отсюда, с этого момента пошел наш коррупционный поезд. С этой украинской группировки, которые при Брежневе вошли в полную силу. С них начался распад страны. Они были продуктами полураспада еще, а вот Горбачев и Ельцин уже – продукты распада.
    — На этом же съезде была принята и Третья программа партии – программа строительства коммунизма.
    — Конечно, и это тоже имеет отношение к перезахоронению Сталина. В глазах Хрущева это было: «Мы ставим точку и устремляемся к горизонтам коммунизма уже со мной!» Понимаете? Это все было очень четко связано. То есть, образы такие смысловые. Ну, они все идеологизированные, но такая нагрузка была. Это неразрывно связанные элементы. Поэтому Хрущев уже к 22-му съезду, зная, что программу выносит, ее обсуждала вся страна, он втихую уже запланировал это действие. Очень эффектно, с его стороны, было это сделать.
    Он и потом действовал в русле «антиСталина», как бы от противного. Борясь со Сталиным разделил парткомы на промышленные и сельскохозяйственные, Или, например, Сталин никуда не ездил, а Хрущев ездил везде.
    Меня часто спрашивают, правильно или нет поступил Хрущев, борясь с культом личности таким способом. Ведь было два подхода, как быть со сталинским наследием в полном смысле этого слова. Это подход Маленкова-Булганина, которые предлагали провести реабилитацию. Полномасштабную. Но не трогать самого Сталина. Не то что из Мавзолея, а и вообще. Не поливать его грязью. Не убирать из публичного общественного пространства. Собственно говоря, такой сценарий был ведущим, он всех устраивал, и Маленков с Булганиным его продвигали. Но вот на 20-м съезде неожиданно очень выскочил Никита Сергеевич, которому нужен был инструмент, и предложил свою модель – публичное развенчание, со всеми издержками.

  9. agger1980 Ответить

    Письмо бывшего помощника начальника паровозной службы по кадрам Управления Западной железной дороги С.Г. Кулакова в ЦК ВКП(б), Комитет партийного контроля, Наркомат путей сообщения о необоснованном аресте и тяжелом материальном положении
    8 апреля 1939 года
    Я, бывший помощник начальника паровозной службы по кадрам Западной ж.д. , член ВКП(б), исключенный в связи с арестом меня транспортным отделом НКВД Западной ж.д.
    , находился один год и восемь дней в местах заключения гор. Смоленска и 15 марта с.г. освобожден следственными органами в связи с прекращением моего дела за недоказанностью предъявленного мне обвинения.
    Арестован я был, главным образом, на основании клеветы находящегося под арестом бывшего начальника Политотдела Западной ж.д. Дегтярева Л. С., который показал, что якобы я в числе других состоял в антисоветской правотроцкистской, шпионско-д версионной, вредительско-террористической организации, существовавшей на Западной ж.д. , и провокационного заявления на парткоме и партсобрании в январе 1938 г. начальника дороги, тогда только что назначенного Ковалева И.В., о том, что якобы практика моей работы по кадрам есть правотроцкистская и что я, в силу этого, являюсь невольным врагом народа.
    Впоследствии же Дегтярев от своих показаний отказался и на очной ставке со мной не подтвердил их, объяснив это тем, что его показания являются клеветническими и вы- думанными, благодаря применению к нему на следствии (в Лефортово) всякого рода пыток и истязаний.
    Считаю своим долгом довести до Вашего сведения и просить у вас немедленного реагирования на следующие факты:
    1. Несмотря на необоснованность выдвинутого против меня обвинения, ко мне применяли на следствии методы мучительного физического воздействия, в особенности это практиковалось начальником транспортного отдела Куликовым (член ВКП(б)). Достаточно сказать, что 29 суток я просидел в карцере (по существу, в каменном мешке) только за то, что я пытался нелегальным способом послать жалобу на имя наркома внутренних дел Ежова и Верховного прокурора Союза Вышинского, и за то, что я Куликову сделал такое заявление: «что я не являюсь, никогда не был и не буду врагом народа».
    В результате всех издевательств я, будучи молодым по возрасту, полным сил и энергии, сейчас оказался инвалидом: тяжелое состояние нервной системы, болезнь обеих ног (правой почти не владею) и начался процесс туберкулеза легких.
    2. Не меньший произвол был применен и к моей жене, оставшейся с двумя малолетними детьми. Мой следователь Цуриков (член ВКП(б)), занимавший две комнаты, решил занять третью, в которой проживала моя семья после ее переселения, и с этой целью предложил выехать моей жене из Смоленска, предупредив, что в противном случае ей будет плохо. Жена, по совету городского прокурора, освободить комнату отказалась. Тогда Цуриков записками четыре раза вызывал жену к себе в кабинет. Но так как жена, идя в НКВД в ночное время, забирала с собой обоих малолетних детей (их не с кем было оставить), то комендатура ее к нему не допускала. После этого следователь Цуриков с двумя лицами явился на квартиру к моей жене и насильственным путем выбросил вещи и детей в соседнюю комнатушку, совершенно не приспособленную для жилья, а именно: сырая, без печи и каких-либо возможностей для отопления и т.п. Жена, пытаясь оказать сопротивление Цурикову, была им сильно толкнута, при этом Цуриков разбил стекло в окне. Находясь в такой комнате, дети заболели от простуды (октябрь 1938 г.), в результате чего мой сын в возрасте 11 месяцев умер от воспаления легких, а второй – двух лет, тяжело болен до настоящего времени, и по заключению врача нуждается в санаторном лечении.
    3. Сам я, несмотря на то, что был освобожден за отсутствием какого-либо состава преступления и вины по работе (меня даже не могли впоследствии обвинить в халатности), сейчас встречаю исключительно бездушное отношение со стороны начальника Западной ж.д. Ковалева.
    В настоящее время я нахожусь в невероятно тяжелых материальных условиях. Жена моя, долгое время не работая (так как ее никуда не принимали), распродала все вещи, буквально до последней тряпки. Таким образом, мне сейчас неоткуда взять средств для поддержания своего здоровья (весенний период очень опасен для меня, как для туберкулезника), на лечение оставшегося в живых ребенка и на покупку самых необходимых предметов домашнего обихода.
    Несмотря на все это:
    а) начальник дороги, которому я подал три заявления, отказал мне в выплате зарплаты за все время пребывания в тюрьме;
    б) не восстанавливают меня на прежней работе пом. начальника паровозной службы по кадрам, хотя моя работа по подбору кадров была отмечена наркоматом как хорошая;
    в) не предоставляют квартиру, и я продолжаю жить в указанной выше комнатушке,
    непригодной для жилья, будучи больным и с больным ребенком.
    Я днями и вечерами простаивал в приемной Ковалева, подал ему последнее заявление как депутату Верховного Совета РСФСР, но он не только не удовлетворил моих законных просьб, но и отказался меня принять, порекомендовав мне через его секретаря обратиться к своему заместителю Дедук, который, в свою очередь заявил: «что эти вопросы может решить только сам начальник дороги Ковалев».
    Убедительно прошу Вас:
    1. Дать указания о привлечении к партийной и уголовной ответственности работников транспортного отдела НКВД Западной ж.д. Куликова и Цурикова за чинимый произвол надо мною и моей семьей.
    2. Дать указания о немедленной выплате зарплаты за время моего пребывания в тюрьме, оказании помощи в лечении меня и моего ребенка, в возврате мне жилплощади и восстановлении меня в должности пом. начальника паровозной службы по кадрам.
    3. Дать указания о помощи мне в полной реабилитации моей чести большевика (Смоленский обком обещает на днях рассмотреть вопрос о моей партийности), в восстановлении достоинства советского гражданина, так как я даже в центральном органе партии – газете «Правда» от 26 ноября.1938 г. – был отмечен как враг народа.
    Несколько слов о себе.
    По социальному происхождению и положению – рабочий, отец в 1909 г. погиб на производстве будучи каменщиком, три родных брата – участники гражданской войны, двое из них имели тяжелые ранения и контузии, сам я в четырнадцатилетнем возрасте пошел добровольцем в ряды Красной армии, прослужив там четыре года и два месяца непрерывно. Три раза мобилизовывался на партработу в МТС, военно-авиационный завод и транспорт. За время пребывания в комсомоле с 1922 г. и в партии с 1926 г. я ни в каких уклонах и антипартийных группировках замешан не был.
    Я специально приехал в Москву по вопросу настоящего заявления, днем я нахожусь в приемной КПК, а ночами на Белорусском вокзале, а поэтому убедительно прошу Ваши указания по разрешению всех вопросов дать как можно быстрее.
    Бывший член ВКП(б), пом. начальника паровозной службы по кадрам
    Управления Западной ж.д. Кулаков С.Г.
    ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 334, л. 184–187. Заверенная копия, машинопись.
    Справка о проверке заявления бывшего работника Управления Западной ж.д. С.Г. Кулакова, поданного в ЦК ВКП(б) на имя И.В. Сталина и А.А. Андреева
    14 мая 1939 года
    Согласно поданного заявления проверкой установлено, что тов. Кулаков С.Г. 7 марта 1938 г. был арестован органами НКВД по показанию бывшего начальника политотдела дороги Дегтярева, ныне арестованного как врага народа, который оклеветал Кулакова из-за мести к нему, так как, работая в Управлении дороги, тов. Кулаков с 1936г. разоблачал антипартийную деятельность руководства Подора (политотдел Западной железой дороги), в частности, Дегтярева, Курлыкина и др. В подтверждение этого, будучи арестованным, тов. Кулаков потребовал приобщить к делу его докладные записки в партийные и советские органы, где он излагал факты антипартийной деятельности Дегтярева, Курлыкина и других работников Подора. В целях уточнения действительности заявления Кулакова о его разоблачениях Дегтярева и Курлыкина к следственному делу были приобщены следующие документы, исходящие от Кулакова и излагающие факты антипартийной деятельности Дегтярева и Курлыкина:
    1. Докладная записка на имя зам. начальника Политуправления НКПС и секретаря Запобкома ВКП(б) от октября 1937 г.
    2. Заявление в ЦК ВКП(б) товарищу Сталину.
    3. Заявление на имя секретаря Смоленского обкома ВКП(б) и начальника УНКВД Смоленской области от 7 декабря 1937 г.
    4. Заявление на имя зав. транспортным отделом ЦК ВКП(б) от 9 октября 1937 г.
    5. Статья Кулакова в газету «Рабочий путь» от 24 июля 1937 г. «Не большевистские нравы в политотделе Западной ж.д. »
    6. Статья Кулакова в газету «Рабочий Путь» от 22 октября 1937 г. «В политотделе Западной дороги покровительствуют врагам народа» и ряд других статей.
    Из вышеперечисленных приобщенных следственными органами к делу документов видно, что Кулаков действительно, начиная с 1936 г., сообщал в партийные и вышестоящие административные органы об антипартийной деятельности бывшего начальника Подора Западной ж.д. Дегтярева и Курлыкина.
    Таким образом, заявление Кулакова о том, что Дегтярев на почве мести в своих показаниях оклеветал Кулакова, вполне основательно, т.к. сигналы Кулакова, о коих знал Дегтярев, безусловно имели свое значение и были приняты во внимание при снятии Дегтярева с должности начальника Подора. Это подтверждается и тем обстоятельством, что при допросе на очной ставке 11 марта 1939 г. Дегтярев ранее данные им показания в части принадлежности Кулакова к контрреволюционной организации не подтвердил, заявляя о том, что Кулаков им оклеветан.
    15 марта 1939 г. Кулаков С.Г. из-под стражи освобожден, следственное дело прекращено и сдано в архив ДТО НКВД Западной ж.д.
    Каково было отношение к семье арестованного Кулакова? До ареста семья жила в доме специалистов, занимала две комнаты, не прошло трех дней после ареста, семью выселили в другой дом, уплотнили к соседке Брыкиной, которая занимала две комнатки, жена Кулакова не возражала, т.к. комнатка для ее семьи с малышами была вполне подходяща, в которой прожила 7 месяцев. Но к несчастью семьи Кулаковой, в этом доме живет следователь тов. Цуриков, который вел дело Кулакова. Увидав, что комната, в которой живет семья Кулакова, неплохая, начал всякими способами стараться занять эту комнату, и вот, в одно прекрасное время, приходит управдомами Андрюшкин, предупреждает жену Кулакова, чтобы она перешла в другую комнату. Она категорически отказалась, мотивируя тем, что данная комната не отапливается, и могут простудиться малыши. Прошло некоторое время, заявляется тов. Цуриков, который заинтересован в этой комнате, с двумя рабочими, под командой которого начинают выбрасывать вещи в другую комнату. Она им говорит: как же мне жить с маленькими детьми в этой холодной комнате, где нет никакого отопления – а это было в конце сентября месяца. Ответ получила: печку поставят.
    Прожив два месяца, ребенок 10 месяцев заболевает и умирает.
    Мною в беседе с тов. Цуриковым – на каком основании он принимал участие в выселении семьи Кулакова из квартиры и кто дал ему разрешение занять квартиру – попросил его написать пояснительную записку. Получив записку, которую он писал 6 дней, лично у меня создалось такое мнение, что тов. Цуриков не способен работать в органах НКВД, так как он ни в практике, ни в политике абсолютно не разбирается. Вот отдельные выдержки из его записки:
    «Жена Кулакова, как говорят соседи, видимо, желая избавиться от ребенка, выносила своего ребенка на улицу при повышенной температуре. К тому же практика показала, что не все простуженные умирают. При хорошем уходе за больным можно было бы не допустить смертность».
    В своей докладной записке продолжает писать:
    «Вероятность нематеринского отношения к ребенку может подтвердиться и тем, что Кулакова во время отсутствия мужа говорила, что она никогда не примет его к себе, ибо он такой прохвост и т.д. , а теперь, когда Кулакова освободили из-под стражи и ей надо отчитаться за ребенка, появляются другие причины смерти».
    В докладной записке тов. Цуриков пишет, что Кулаков, как троцкист с грязной душонкой, может проявлять элементы мести в настоящее время. Отсюда можно делать вывод, что тов. Цуриков как коммунист, как следователь, работающий в органах НКВД, неправильно вел дело тов. Кулакова, ведь в конце же концов Кулаков оправдан следственными органами. Враг народа Дегтярев на очной ставке 11 марта 1939 г. заявил, что Кулаков им оклеветан, да и по тем документам, о которых я писал выше, тов. Кулаков разоблачал вражескую деятельность Дегтярева и Курлыкина. На каком же основании тов. Цуриков может заявлять, что Кулаков – троцкист?
    После освобождения из-под стражи тов. Кулаков 20 марта 1939 г. подал заявление начальнику дороги тов. Ковалеву о том, чтобы его восстановили на работе, оплатили за прогул, оказали помощь в лечении и получении квартиры и только 11 мая 1939 г. тов. Ковалев издал приказ о восстановлении тов. Кулакова на прежней работе и оплатил за 2 месяца, обещал оказать материальную и лечебную помощь и дать разрешение на получение квартиры с одной комнатой в доме специалистов.
    В беседе с тов. Кулаковым: удовлетворен ли он теми разрешенными вопросами, которые ему разрешил тов. Ковалев – им был дан ответ, что он остался доволен.
    Покровский
    ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 334, л. 179–182. Подлинник, машинопись.
    В секретариат ЦК ВКП(б) – из Смоленского обкома ВКП(б)
    11 октября 1939 года
    Сообщается, что заявление тов. Кулакова С.Г. на имя секретаря ЦК ВКП(б) тов. Андреева А. А. проверено и установлено, что Кулаков 7 марта 1938 г. был арестован органами НКВД по показанию бывшего начальника Политотдела дороги Дегтярева, арестованного как врага народа.
    Тов. Кулаков реабилитирован, в партии восстановлен, работа последнему предоставлена.
    За нарушение революционной законности в проведении следствия по делу Кулакова следователь ДТО НКВД* Цуриков решением бюро обкома ВКП(б) с работы снят, соответ- ствующими органами привлечен к уголовной ответственности.

  10. 1ya09 Ответить

    Судя по всему, Федор Тимофеевич Конев, бывший командир Кремлевского полка, остался единственным в живых из руководителей этого действа. Когда из левого выхода Мавзолея показалась мрачная процессия, полковник стоял неподалеку, рядом с радистом, держащим наготове рацию со штыревой антенной. На случай какой-либо неожиданности весь полк, которым командовал Конев, был наготове и в любую секунду мог выступить. Впереди процессии, держа фуражку за козырек согнутой левой рукой, печатал шаг комендант Кремля А. Я. Веденин. В трех метрах за комендантом восемь молодых офицеров Кремлевского полка несли гроб с мумией, обитый кумачом. На таком же расстоянии за ними шла безмолвная комиссия по перезахоронению останков вождя. И замыкали процессию несколько сотрудников комендатуры Мавзолея. Коневу приказали держать непрерывную радиосвязь с подразделениями Кремлевского полка. Но ничего неожиданного не произошло. Да и не могло произойти: еще в 18 часов Красная площадь была зачищена от праздного люда и на всех подступах к ней стояли посты. Этих мер предосторожности показалось мало. Командующему Московским военным округом генералу армии Белобородову приказали одновременно с выносом тела Сталина провести репетицию парада 7 ноября. Нескончаемая колонна пустопорожних грузовиков, в которых рядом с водителем сидел только один офицер, по десять машин в ряд утюжила Красную площадь. Колонна и в самом деле была нескончаемой: покидая площадь, машины уходили направо, по набережной катились вдоль стен Кремля и мимо Александровского сада вновь выезжали на главную площадь страны. Это было сплошное колесо. Оно вращалось около четырех часов, пока на задворках Мавзолея не завершилась мрачная пантомима. Стоял поздний вечер 31 октября 1961 года. Было сумрачно, холодно. И вот спустя сорок лет сидим в небольшой квартирке Конева, где он живет вдвоем с женой, и вспоминаем тот холодный октябрьский день. Тогда в Кремлевском Дворце съездов проходили заседания XXII съезда партии, где обсуждался вопрос о культе личности Сталина и перезахоронении его останков. Решение об этом было принято 30 октября. — Что вы делали в тот день? — спрашиваю Конева. — Чтобы выяснить настроение людей, я переоделся в гражданскую одежду и вышел на Красную площадь. Люди в группах вели возбужденные разговоры. Содержание их можно свести к следующему: «Почему этот вопрос решили, не посоветовавшись с народом?» Было известно, что решение о выносе тела Сталина приняли по предложению И. В. Спиридонова от имени Ленинградской партийной организации. Но окончательное решение, видимо, было принято все-таки на следующий день, 31 октября, на Пленуме ЦК КПСС. — Вы получили какой-то приказ? — Как только начал работать Пленум, меня вызвал в здание правительства начальник Управления личной охраны Хрущева полковник Владимир Яковлевич Чекалов и приказал подготовить одну роту для перезахоронения Сталина на Новодевичьем кладбище. — То есть как, на Новодевичьем кладбище?.. — Именно так. Но когда я возвратился в полк, мне снова позвонил Чекалов и сообщил, что захоронение будет за Мавзолеем Ленина у Кремлевской стены. — Почему же переменили решение? — Было высказано опасение, что грузины могут выкрасть гроб с телом с Новодевичьего кладбища и увезти на родину. А с Красной площади не украдешь. — Вы присутствовали в тот момент, когда снимали саркофаг? — Нет. Я занимался охраной и спустился в Мавзолей, когда Сталина уже вынесли из саркофага. Он лежал в соседней маленькой комнате, в гробу, обитом красной тканью, и наполовину закрытый черной вуалью. — Живым-то вы вождя видели? — Да нет, не довелось. Меня взяли в Кремль замом начальника службы и боевой подготовки в Управление Московского Кремля в 1957 году. Сталина уж не было. — Значит, вы впервые так близко стояли к нему… И каким он вам показался? — Знаете, он был совершенно седой и лежал как живой. Как будто уснул только что. — Кто-нибудь еще был возле гроба? — Сначала только сотрудники комендатуры Мавзолея и научные работники. До прихода членов комиссии они аккуратно срезали золотые пуговицы с мундира Сталина и пришили латунные. А в 22.00 прибыла комиссия по перезахоронению, которую возглавлял Н. М. Шверник. — А родственники вождя? — Родственников не было ни здесь, ни возле могилы. — И что же члены комиссии? Они что-нибудь говорили? — Нет. Все молчали. У всех было крайне подавленное состояние, особенно у Шверника. Он тяжело дышал, в уголках глаз виднелись слезы. — И долго все
    это продолжалось?
    — Трудно сказать… Гробовое молчание нарушил комендант Кремля А. Я. Веденин: он сказал, что надо закрыть гроб и вынести из Мавзолея. Могила была отрыта приблизительно в 21 час. Ее обнесли листами фанеры и осветили прожектором. Подвезли десять железобетонных плит размером приблизительно 100х75 см. — Это зачем? — Чтобы обложить могилу изнутри со всех сторон. Две плиты положили на дно, по две слева и справа, по одной в голове и ногах. И еще двумя собирались гроб сверху закрыть. Чтобы железобетонный саркофаг получился. Но полковник В. Д. Тарасов, начальник хозотдела Мавзолея, сказал Швернику: «Николай Михайлович, давайте не будем класть эти плиты, а то как бы не сорвались…» — Можно представить картину, если бы такое случилось… — В общем, Шверник немного подумал и согласился. В 22 часа 15 минут гроб поднесли к могиле и установили на подставки. И после минуты-двух молчания стали осторожно опускать. Кое-кто из офицеров, и я тоже, бросили по горсти земли. Потом солдаты стали закапывать могилу. Когда все закончилось, сверху положили гранитную плиту, на которой были выбиты годы жизни и смерти. Дни не были указаны. Ну, конечно, инициалы, имя… — Оркестр играл, салют гремел? — Ничего не было, кроме гробового молчания. — Цветы? — Цветы на следующий день только кто-то принес. И, знаете, цветы всегда на этой могиле лежали. Да, предусмотрели, кажется, все и ничего не забыли. Но, когда перед выносом из Мавзолея гроб закрыли крышкой и приготовились прибить ее, не оказалось… гвоздей. Начальник хозотдела Мавзолея полковник В. Д. Тарасов по своей прямой обязанности, никому не доверяя, слетал за ними сам. В тот день Ильич осиротел. Во всяком случае именно 31 октября в глазах тех, кто его видел, он выглядел одиноким, покинутым. Его ученик и последователь И. В. Сталин переселился в другое место, смешавшись с толпой верных последователей Ильича. В могилу, вырытую уже на задворках Мавзолея и истории.

  11. diman555 Ответить

    Сразу после погребения тела Сталина могилу накрыли тяжелой мраморной плитой с годами жизни вождя. В таком скромном состоянии она пробыла ровно 10 лет, пока в 1970 году плиту не сменил бюст Иосифа Виссарионовича работы скульптора Николая Томского. Почему именно тогда – не раньше и не позднее? Ведь Никита Хрущев, главный сокрушитель культа Сталина, был смещён ещё в 1964 году. И здесь отгадку нужно искать в некогда братском Китае. С конца 1960-х СССР и КНР находились на грани грандиозной войны. Недовольство Китая подавлением советскими войсками «Пражской весны», после которой руководители Поднебесной заявили, что Советский Союз встал на путь «социалистического империализма», и три пограничных конфликта между двумя сверхдержавами в 1969 году, заставили советские власти искать пути нормализации отношений. И одним из методов успокоения Китая партийные лидеры видели в «частичной реабилитации» Сталина, фигура которого в КНР оставалась культом. Глава Совета министров СССР Алексей Косыгин даже пообещал главе китайского правительства возвратить название Сталинграду взамен на лояльность, и приурочить это ко 90-летнему юбилею Иосифа Виссарионовича, но в последний момент советское руководство отыграло назад. В конечном итоге, власти решили ограничиться открытием памятнику на могиле Сталина. Правда, такие полумеры не удовлетворили китайцев, и в том же 1970 году толпа хунвейбинов, «гегемонов» культурной революции в Китае, блокировали посольство СССР в Пекине, не прекращая скандировать на протяжении нескольких дней: «Да здравствует товарищ Сталин!».

  12. brat070 Ответить

    — Кто предложил бальзамировать — Сталин?
    — Тут вопрос спорный. Тогда появилась история о том, что по частице праха человека его можно будет воссоздать — по нынешнем клонировать. Но в реальности ситуация была такова: смерть Ленина стала неожиданной для всех. И умер он от того же, от чего и его отец — от кровоизлияния в мозг. Это передалось по наследству. А слухи о сифилисе, которые тогда появились, сразу и разоблачили.
    — Но кто официально объявил, что Ленин будет лежать в саркофаге?
    — Председатель ЦИК СССР, всероссийский староста Михаил Иванович Калинин.
    — Калинин огласил решение, а кто его принимал?
    — Было два заседание Политбюро. Первое — о том как хоронить. Решили 22 или 23 января гроб выставить в Колонном зале. Ну, а потом на Красной площади — когда стало понятно что слишком много народу идет.. На втором заседании решали, как быть дальше. Вариантов было много. Остановились на варианте с бальзамированием. Надо было спешить — начинались процессы разложения тела.
    — Из Ленина решили сделать нового святого — вместо Серафима Саровского и Сергия Радонежского?
    — Среди старых большевиков были сильны атеистические, антицерковные настроения. В том числе в вопросах проводов человека в последний путь. Большевик Михаил Ольминский тогда писал, что в связи с теми безобразиями, которые происходят вокруг Ленина, он просит свой собственный труп отправить на мыловаренный завод. Тогда против саркофага был не только Троцкий, но и, например, Ворошилов.
    — Как церковь отнеслась к смерти «главного безбожника»?
    — Он таким не был. Вышло специальное разъяснение Патриарха Тихона — надо отслужить по рабу божию Ульянову молебен, проститься по христиански. И да — в церквях служил службы. Патриарх написал письмо огромное. О том, что он лично Владимира Ульянова не знал и политически во взглядах с ним расходился, но тот, по мнению людей его знавших, был истинным христианином. А Синод выпустил пространный некролог. Когда сегодня пишут, что при Ленине повсеместно разрушали храмы и убивали попов — так массово разрушать начали с середины 20-х и репрессировали священников, когда коллективизация пошла. К 1926 не работало только 6 процентов из храмов дореволюционных!
    О ПРОТИВНИКАХ И СТОРОННИКАХ
    «Скорбели сотни тысяч»
    Доктор исторических наук Альберт НЕНАРОКОВ считает, что настоящие большевики не принимали «мощи Ленина»
    — Альберт Михайлович, вам известно, чья идея — сохранить тело Ленина как символ?
    — Автор этой идеи озвучил ее на похоронах. Сталин при отсутствии Троцкого и еще целого ряда лиц, которые выступили бы против, как бывший семинарист речь свою построил безупречно. Кстати, к тому моменту уже был известен целый ряд мавзолеев.
    — Кто еще, кроме вдовы Ильича и главы Реввоенсовета, были против мавзолея?
    — Мнение Крупской уже не учитывалось. Это же было после ссоры со Сталиным, которая вызвала ленинский приступ. А вот Троцкий и группа революционеров, давно связанных с Лениным, вроде Христиана Раковского и большевиков, работавших на Украине с Раковским — они были против саркофага.
    — Почему?
    — Да как раз из-за сравнения с мощами Радонежского и Саровского! Это вещь очень сложная. В партии ни традиций таких захоронений, ни даже мыслей таких не было.
    — 27 января 1924 Зиновьев в «Правде» писал «зарыть в землю тело Ленина было слишком непереносимо» — так создавалось нужное общественное мнение?
    — Хуже, чем Григорий Зиновьев из руководства партии не было человека. Он был не только двуличен. Он постепенно пытался стать первым лицом в стране. Он метил на место Ленина. Недаром он возглавлял Коминтерн. Зиновьев терпеть не мог Троцкого, потому что тот был умнее, и в вопросе о мавзолее не мог быть на его стороне.
    — Это были самые массовые похороны в новой, Советской России?
    — Несмотря на дикий мороз, в Москву, на Красную площадь пришли сотни тысяч людей. Но вскоре сотни тысяч придут проститься с Есениным, а позже с Маяковским.
    — В стране было больше скорбящих или радующихся?
    — Конечно, скорбящих.
    А В ЭТО ВРЕМЯ
    А где же Троцкий? А он — в Сухуми!
    Кандидат исторических наук Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ пояснил, как смерть Ленина обострила борьбу за власть.

  13. djeykob Ответить

    Интересный вопрос (хотя и не для людей с живым воображением).
    Ну, отметим, во-первых, что и тело Ленина не является нетленным само по себе. Для обеспечения этого эффекта в Мавзолее поддерживаются особые условия (температура, влажность и т.д.), да кроме того тело регулярно подвергается тщательной обработке: каждые полтора года его погружают в ванну с некой бальзамической жидкостью, рецепт которой разработали еще академики Воробьёв и Збарский – те самые, под чьим началам проходило бальзамирование вождя. А если оставить тело без присмотра, оно за несколько лет безвозвратно утратит… э… хотел написать «товарный вид».
    Чтобы избежать этого, при Мавзолее была создана целая научная лаборатория для исследования процессов разрушения тканей и исследования возможностей сохранения тела. Главным образом, конечно, лаборатория специализировалась именно на Ленине, но при этом ее сотрудники (пожалуй, единственные в своем роде специалисты) занимались бальзамированием и других товарищей – например, Хо Ши Мина, Ким Ир Сена, ну и, разумеется, Сталина.
    При этом нужно сказать, что изначально телу Сталина повезло куда больше, чем телу Ленина: во-первых, к моменту смерти лучшего друга пионеров лаборатория накопила солидный опыт, а, во-вторых, его тело поступило в распоряжение бальзамировщиков непосредственно после смерти. В отличие от тела Ленина, которое пролежало без обработки довольно долго (решение о его сохранении было принято не сразу) и успело подвергнуться естественным изменениям. После смерти Сталина же вопроса «бальзамировать или нет» даже не возникало: культ личности давно сделал его фигуру как минимум не менее значимой для страны, чем фигура Ленина. Поэтому очевидцы, которые могли видеть мумии вождей рядом, отмечали, что в отличие от Ленина, похожего на восковую куклу, Сталин выглядит ну совсем как живой.
    Однако же такое состояние тела опять-таки поддерживалось за счет особого мавзолейного микроклимата и многочисленных профилактических мер: тогдашние технологии требовали постоянного ухода за мумией. И в отличие, например, от современной технологии пластификации, разработанной Гюнтером фон Хагенсом (загуглите «миры тела», очень интересно) не позволяли законсервировать тело один раз и навсегда.
    Вот мы, собственно, и добрались до ответа на вопрос. Поскольку после разоблачения культа личности Сталина его тело вынесли из Мавзолея и похоронили у кремлевской стены, отец народов находится сейчас в печальном состоянии: он давно уже утратил состояние «как живой», но и состояния простого скелета еще не достиг. В настоящий момент он представляет собой нечто среднее и весьма неэстетичное.

  14. Ghost-46 Ответить

    Ленин без Сталина
    Одним из главных инициаторов возведения для Ленина величественной усыпальницы был Сталин. А когда в 1953 году он сам покинул бренный мир, то коммунистический бог был уже двуедин, не случайно партию называли именами Ленина и Сталина. Закономерно, что вместе они нашли упокоение и в Мавзолее.
    Он стал называться «Мавзолей В. И.Ленина и И. В. Сталина». Причем Сталин продолжал лежать там и после того, как на XX съезде КПСС развенчали его культ. Сложилась парадоксальная ситуация. На идеологическом уровне Сталина вывели из сонма богов, приравняли к простым смертным и объявили чуть ли не еретиком. А толпы людей продолжали каждый день поклоняться его гробнице. Это долго никого особенно не беспокоило. Но начало беспокоить, .когда стало очевидно, что развенчание культа прежнего вождя не сделало страну процветающей. Народ все чаще начинал вспоминать Сталина, говоря, что при нем цены снижались, а при Хрущеве они растут. И тогда Никита Сергеевич решил добить культ бывшего своего патрона окончательно и бесповоротно.
    В 1961 году на XXII съезде КПСС сначала народу пообещали, что уже следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме. А потом посчитали, что первым делом для этого надо избавиться от рудимента прошлого. В последний день работы Съезда 30 октября 1961 года 1-й секретарь Ленинградского обкома партии Спиридонов довел до собравшихся поступившее к нему предложение собрания рабочих Кировского завода об удалении тела Сталина из Мавзолея.
    После этого выступила депутат Д. А. Лазуркина и объявила коммунистам: «Вчера я советовалась с Ильичом, будто бы он передо мной как живой стоял и сказал: мне неприятно быть со Сталиным, который столько бед принес партии». После этого последовали бурные, продолжительные аплодисменты и слово было предоставлено первому секретарю Компартии Украины Н. В. Подгорному, который внес предложение принять решение о выносе тела Сталина из Мавзолея. Как водится, поднять руку против никто не посмел.

  15. VideoAnswer Ответить

Добавить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *